Журнал avro

Об авиации и не только

Previous Entry Share Next Entry
Сталинградское Толмачевское училище. Новосибирск
avro_live
Кряжевских

На полевых аэродромах

...Ветеранов все меньше, все реже можно услышать рассказы очевидцев о том, как это было. Нижеследующий рассказ был записан в 2003 году у жителя города Обь (авиагородок Толмачево, Новосибирск) Александра Ивановича Кряжевских. Он никогда не работал в гражданской авиации. Но в авиации он участвовал в Великой Отечественной, а потом служил в Новосибирском Сталинградском летном училище, которое базировалось на аэродроме Толмачево в его догражданскую эпоху. Это рассказ о войне и об истории базового аэропорта S7.

На фото Александр Иванович сидит справа. Лица какие...

Тут не было задач описать всю историю училища, но именно слова ветерана плюс его участие в Великой Отечественной.

Авиация на войне

- Я вырос на Урале, в Удмуртии. В июне 1941 года мне было 16 лет. С конца 1942 года воевал, командир стрелкового взвода. После второго ранения попал в авиацию, в марте 1944 года. Окончил школу воздушных стрелков, распределили нас на штурмовики Ил-2. Это сложная машина была. Низко летит, хоть дровами кидай. Мы в основном на сопровождении были. Идешь клином, клином и били – кто сбил, если получалось – непонятно. Стреляли и по самолетам, и по наземным целям. Затем пересел я в кабину стрелка бомбардировщика Ил-4. Шла операция «Багратион» - освобождение Белоруссии. Полеты были по 3-4 часа. Всегда за линию фронта. Высота обычно 600 метров, хотя могли и до 5000 дойти, уже с кислородом. Основная цель - корректировка [т.к. интервью было взято давно, сейчас не совсем понятно, что тут имелось в виду - Глеб]. По пути и бомбы сбросишь. Увидел вражескую колонну – тут же разгрузился. Экипаж 4 человека – пилот, штурман, стрелок-радист, стрелок. Житье было, по сравнению с пехотой, рай. Землянки, рядом с самолетом. Солома хоть есть. В пехоте и умыться-то можно было не каждый день.
Аэродромы были полевые, непрерывно менялись, каждые несколько дней. Так интенсивно шли на запад. До Польши дошли и перебросили нас в Литву, потом дальше в Померанию. В апреле 1945 года мы вышли на Эльбу. И встали на немецком аэродроме в Перлеберге (потом там была база ГСВГ – Глеб). Юнкерсов-88 там было штук сто наверно, новых. Мы на них двигатели запускали, катались на них как на телеге. Потом их уничтожили все. Кому они были нужны… Еще было 1800 клеток с кроликами. Для питания немецких асов, там была летная школа.
Где-то дней за 15 до Победы пришли к нам курсанты с летных училищ, с небольшим налетом, их посадили стрелками, а нас отправили в мотористы на истребители Як-9.
День Победы я проспал. Никто не разбудил. Отсалютовали уже, часа два пропустил. Но радостно было очень. Через несколько дней мне исполнилось 20 лет. А потом я служил мотористом на разных аэродромах Германии. Обслуживали мы Як-9. Их тогда много модификаций появилось – дальние, пушечные, морские. Планер прежний остался, а двигатель заменили, поставили форсированный, ВК-107.

Сталинградское училище

В 1947 году тех, кто долго прослужил, стали направлять на родину. Сборный пункт был в Германии. Там разнарядка по специальностям в 22 города СССР. От нашего полка шесть человек возвращались. Сначала я попал во Фрунзе, но друг прибежал, я ему уступил. Второй раз мне выпал Симферополь, но второй друг, у него там мать, отец. Уступил. Так я оказался в Новосибирске.
Ехали мы из Германии в теплушках, в ноябре. 27 ноября приехали, в пилоточках, в хромовых сапожках, пешком с главного вокзала прямо в штаб СибВО на Красном проспекте. Зимнего обмундирования в Германии нам не давали. Тепло было. За зиму шинель наденешь раза 3-4. Снег недели две в году выпадал, и то к обеду растает.
Я ехал на должность механика на связной самолет командующего По-2. Но сразу же в казарме нас хорошо обокрали. Подворотники на гимнастерках даже срезали. Нашли мы потом кальсоны у старшины, на сушилке – у нас в Германии номер в/ч писали в другом месте, не как в Союзе. Я не вытерпел, дал как надо… И меня отстранили, перевели в роту охраны.
На аэродроме тогда базировалось Новосибирское Сталинградское летное училище, переведенное в Толмачево [судя по всему из Сталинграда училище сначала базировалось в Казахстане, а с 1946 года в Толмачево - Глеб]. Было три полевых аэродрома: в Коченево, Евсино и Бердске. Учеба шла три года: теория, переходный курс и летная подготовка. Первые полеты курсанты делали на Як-12, а выпускались на Як-9, а в начале 1950-х - на МиГ-15.
В 1950 году я уже работал в училище инструктором по воздушной стрельбе. И пришли к нам две группы иностранцев – 12 албанцев и 12 венгров. Молодые ребята, лет по 20 с небольшим. Отдельное подразделение было. Албанцев в итоге выпустили на Яках, а венгров – на МиГ-15.
А потом было принято решение построить в Толмачево гражданский аэропорт (он официально был открыт в 1957 году) и училище частично перевели в Рубцовск, а всё остальное расформировали. Я уходил на несколько лет работать в охотхозяйство. В это время на территории разместились инженерные войска – строили новую полосу.
С 1959 года служил в Оби в радиолокационной части ПВО, ее как раз перевели из Ленинска-Кузнецкого на место училища. [Примерно в том же 2003 году я случайно попал на юбилей этой части. И говорилось там, что вроде не эта ли часть первой обнаружила самолет Пауэрса в 1960м году - Глеб ]. В 1973 году уволился из армии.
…Да, были мы совсем молодыми на войне. А память осталась на всю жизнь.

Газета «Горизонты S7», май 2009

ПС. А сегодня мы с Максом Зотовым были в Коченево и разговаривали с ветераном, который служил на местном аэродроме. Там летали и албанцы, и венгры. И МиГ-15 тоже летали... Будет продолжение по училищу. Про Кустанай в т.ч.

  • 1
Глеб, у меня уже выработался ритуал перед прочтением твоих постов.
Налить чай, усесться поудобней и читать))) Спасибо, классно!!!

Я рад, Леша :)))

Будут еще )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account