?

Log in

No account? Create an account

Журнал avro

Об авиации и не только

Previous Entry Share Next Entry
Интервью с летчиком И-16 (начало)
avro_live
I-16-3

Из ноябрьского 2014 года рассказа Якова Федоровича Осадчего, подполковника ВВС в отставке. Бывшего пилота-инструктора 20го запасного авиаполка в Новосибирске. Аудиозапись еще не расшифровывал, что на бумаге осталось - ниже, пока в кратном изложении.

На фото лета 2011 года восстановленный И-16 на испытаниях в Мочище под Новосибирском.

Училище

Я родился в ноябре 1920 года. Во время учебы в Харьковском электромеханическом техникуме я учился еще и в Харьковском аэроклубе, по вечерам. На У-2. В 1939 году закончил оба эти заведения, и мне дали направление на завод где-то на Урале. Пошел в аэроклуб за документами, а там и говорят, вот вам направление в Чугуевское военное авиационное училище (это рядом с Харьковом). Все необходимые комиссии прошел успешно и начал учиться.

Еще когда был кандидатом в курсанты, в училище разбился И-16. Несколько курсантов решили сходить и посмотреть, что стало с самолетом. Взлеты, посадки и самолет в обычном состоянии мы уже видели, а в таком виде еще нет. В итоге трое из пяти отказались становится летчиками. Я остался.

Учили нас в основном воздушному бою и пилотажу.

Германия активно захватывала страны в Европе. В общем, было понятно, что воевать придется, слишком тревожно было на границах. Нас воспитывали как военных летчиков, можно сказать, профессионально готовили к войне. И мы то понимали. Все мы были во власти государства. Я, например, был кандидатом в коммунисты. Тогда был определенный кандидатский срок для вступления в партию.

В Чугуеве учили в основном на И-16. Их было у нас много десятков. На момент нашего поступления это был один из самых лучших истребителей в мире. Но к лету 1941 года он уже устарел. Других истребителей в 1939 год у нас еще не было.

Утром 22 июня нас разбудил выстрел в воздух. Стрелял командир, боевая тревога. «Началась война. Самолеты растащить, замаскировать».

Мы продолжали учиться, т.к. программу еще не выработали. Политинформации были практически каждый день. Говорили, что у Германии сильная армия и надо очень хорошо учиться и отлично владеть самолетом, чтобы противостоять врагу.

Осенью 1941 года мы были выпущены досрочно. Сержантами. Всего было человек 30. Из них 10 человек направили учиться дальше в Конотопское училище «высшего пилотажа» (так прозвучало у ветерана). В связи с тем, что линия фронта сдвигалась на восток, Конотопское училище было эвакуировано в город Грозный. Там мы собрали и продолжили полеты на своих И-16. Причем наша эскадрилья базировалась не в Грозном, а в Гудермесе. С местным населением мы практически не общались. Один раз только участвовали в облаве на дезертиров, шли по селу по всем домам.

Немцы продвигались на Кавказ и наше училище снова было эвакуировано. На это раз в Узбекистан. Самолеты и всю материальную часть училище переправили на баржах через Каспийское море в Красноводск, дальше по железной дороге. В итоге мы оказались под Ташкентом в поселке Мирзачуль (ранее он назывался Голодная степь, с 1961 года – переименован в Гулистан - Глеб). Там продолжалось обучение на И-16. Причем, с каждым переездом самолетов становилось меньше.

В Мочище на авиашоу тоже в 2011 году от dron-nsk.

I-16

В итоге нас подготовили в звании лейтенантов и должности командира звена. Но чтобы попасть на фронт, нас надо было переучить на новую технику, т.к. И-16 на фронте оставалось уже совсем мало, а новой техники становилось все больше. Нас отправили поездом в Новосибирск, в 20й запасной авиаполк, который базировался в поселке Обь на аэродроме Толмачево.

8 марта 1943 года мы прибыли в Толмачево. Было очень холодно…

Продолжение следует. Про И-16 в том числе.

ПС. Вопрос по городу Обь. Дома 5 и 7 в военном городке еще стоят? Они кирпичные и сколько этажей? Могут быть построены до войны? Я бывал в доме 2. Он вроде трехэтажный.


  • 1
  • 1